Юлет Морис - Ричард Львиное Сердце



prose_history Морис Юлет Ричард Львиное Сердце Морис Юлет — один из представителей школы романистов-историков, таких как Твен, Кроуфорд, Скотт.
Предлагаемый вниманию читателей роман на историческом фоне третьего Крестового похода (1190 — 1192) повествует о Ричарде Львиное Сердце — легендарном английском короле, который прославился своей отвагой и справедливостью.
По богатству и правдивости содержания он далеко превосходит романы В. Скотта
ru en А. А. Богаевская Black Jack FB Tools 2004-10-25 Svan`s OCR Library FE27E30C-699C-4888-93EB-3944D7D14654 1.0 Юлет М. Ричард Львиное Сердце Издание Картографического заведения А. Ильина СПб. 1902 Морис ЮЛЕТ
РИЧАРД ЛЬВИНОЕ СЕРДЦЕ
ВСТУПЛЕНИЕ
ЧТО ГОВОРИТ АББАТ МИЛО ПО ВСЕМУ СВЕТУ ПО ПРИРОДЕ ЛЕОПАРДА
Мне нравится описание леопардов, сделанное этим почтенным человеком [1], и, по мне, оно может пригодиться нам гораздо больше, чем вы думаете. Мило был картезианец [2], настоятель монастыря Сосновской Божьей Матери близ Пуатье.

Он отличался тем, что по гроб жизни был другом такого человека, который дружил лишь с весьма немногими. Про него можно сказать наверно, что вообще он знал о леопардах столько же, сколько и всякий другой в его время и в его стране, но личные его познания были более основательны.
"У вас в книгах, — говорит он, — пишется, что Леопард — отпрыск Львицы и Парда; и, если допустить, что реалисты[3] хоть сколько-нибудь правы, то уже самое его название устанавливает этот факт. Но мне кажется, что его скорее следовало бы назвать Леолуп, то есть рожденный волчицей от льва, ибо в нем живут два естества, две породы.

Такова природа леопарда: это — пятнистый зверь, в котором живут две души, — одна мрачная, другая светлая. Он сам черен и золотист, увертлив и силен — словом, кошка и собака. Голод гонит собаку на охоту: и с леопардом то же. Страсть подстрекает кошку: и с леопардом то же.

Кошка самостоятельна, и леопард тоже. Собака еще повинуется малейшему кивку человека: леопард точно также может повиноваться человеку. У леопарда такая же мягкая шерсть, как у кошки.

Ему тоже нравится, чтобы его гладили, но, при случае, он, как и кошка, способен оцарапать своего друга. Теперь еще вот что. Его неустрашимость, опять-таки, чисто собачья: он не знает страха идет прямо к цели, и его от нее не отвлечь, но он злопамятен.

Благодаря своим кошачьим свойствам, он осторожен и предусмотрителен, падок на лукавство и измену, не слушается советов и держится своего мнения. Словом, леопард — животное своенравное".
Это любопытно и, пожалуй, верно. Но смотрите, что он говорит дальше:
"Я знал человека: то был мой дорогой господин, великий король. Он к гербу Англии прибавил леопардов. Это было ему более к лицу, чем его отцу: он сам больше походил на это изображение.

О нем-то я и собираюсь начать свое повествование — о том великом муже, в котором боролись два разных естества, как в двух совершенно разных людях, и о котором спорили две различные судьбы. Ему пели хвалебные гимны и его же презирали, его ненавидели и любили; он сам являлся то расточителем, то скрягой, то королем, то нищим, то рабом, то свободным, то богом, то простым смертным. О нем-то — о короле Ричарде «Да и Нет» [4], которого так прозвали (а потом перестали прозывать) — и пойдет моя речь".
Так-то издалека, с большим мудрствованием и с немалым разглагольствованием, Мило начинает плести канву своего рассказа. Как видите, он подвержен слабостям своего возраста и потому считает долгом «начинать с начала». Не таков наш обычай. Позади нас немало



Назад